Понедельник, 20 Ноябрь, 2017

Поиск по сайту

Покалеченные гармошки «лечит» умелец из Кеза Алексей Ворончихин

«Растяну гармонь свою, мне б меха ей не порвать…» Но вопреки всему, бывает, меха у гармони все же рвутся. Порой сам гармонист сил все же не рассчитает. Или в какой другой переплет попадет инструмент, но глядишь, осталось от него одно название. Слезы, а не гармонь. Сколько таких пылится по нашим чуланам! И выбросить руки не поднимаются, и в дело не пустишь.

Но есть в Кезу люди, лечащие покалеченные гармошки. Их не так много. По нашим сведениям, всего-то двое. Один из них – Алексей Ворончихин. Сам Алексей Петрович  говорит, что начал заниматься этим лишь в прошлом году, и считает, что тот другой мастер, также живущий в Кезу, гораздо опытнее его.

Где только не подбирает гармони, нуждающиеся в его помощи, Алексей Петрович. Он печник, и печник довольно известный в районе. С 87-го года занимается этим. Бывает по печным делам в разных деревнях, у разных людей. Нет-нет, да и попадаются на глаза гармошки, вышедшие из строя. Хозяева их охотно отдают ему. Кто будет против того, чтобы некогда звонкая гармошка-веселушка, поднимавшая настроение даже в самую горькую минуту,  вернулась к жизни? Таких нет. А еще мастер находит их на свалке – горемычные обречены, как им не попытаться помочь?

Именно попытаться. Алексей Петрович признается, что не каждую можно отреставрировать. Чаще всего из двух, трех или даже пяти удается собрать одну-единственную. Это непростое дело – вдохнуть вторую жизнь в гармонь. В дело идут метры дерматина, немало клея.

— Режешь – клеишь, режешь – клеишь. Басы перебираешь – они «любят» выскакивать. Около десяти гармоней так уже восстановил. Я занимаюсь этим делом зимой, от нечего делать. Ведь зимой печи никто не ремонтирует. Пить — не пьешь, курить – не куришь. Надо ведь чем-то заниматься, — рассказывает Алексей Петрович.

По его словам,  он начал «баловаться» гармонью еще в детстве. Ему было интересно научиться играть на ней. С возрастом интерес проснулся вновь,  и ему захотелось вновь взять в руки инструмент. А на проводах русской зимы нынче уже решился выйти на сцену, правда, рядом был друг Николай, тоже гармонист.

Ему очень хотелось купить себе нижегородскую гармонь, которая стоит по нашим представлениям огромных денег – шестьдесят тысяч рублей. Купил. Можно только догадываться, с каким трепетом Алексей Петрович берет ее в руки. Но и к старым гармошкам он прикасается не с меньшим трепетом.

— Реставрировать сложнее, чем играть. Порой не один месяц на одну гармонь уходит. Жаль, что у меня нет музыкального образования. А учиться уже поздно. Иметь специальные знания для реставратора очень важно, ведь гармонь надо еще и настраивать уметь. А я этого не умею, —  сожалеет мастер.

Большинство людей даже не подозревают, как сложно устроена гармошка. В ней есть голоса, которые надо чистить, есть залоги, есть резонаторы с их креплением, бывает у нее проблема с утечкой воздуха. У каждой гармошки есть душа. Человек, не питающий к гармони трепетного чувства, даже не станет во все это вникать. И хорошо, что не станет. Каждому делу – свой мастер.

Предыдущие записи этой рубрики

Оставить комментарий




Календарь записей

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Кез ВКонтакте