Пятница, 28 Июль, 2017

Поиск по сайту

Татьяна Тронина: «Войну и мир» читала вместе с дочками

Татьяна Тронина

Татьяна Тронина

Ей очень подошло бы торговать свежеиспеченным хлебом. А она – продавец ликеро-водочного  магазина «Глазовский», к ассортименту которого у людей отношение весьма не однозначное. Но даже те, кто демонизирует водку, но вынуждены изредка там бывать, увидев за прилавком ее, миловидную, женственную, смягчаются. В конце концов, не водка виновата, а наши взаимоотношения с ней, порой  не очень правильные.  Татьяна Тронина работала когда-то товароведом в ОРСе (отделе рабочего снабжения) леспромхоза. ОРСа не стало, но зато открылся новый магазин в Кезу. И с первого его дня продавцом работает Татьяна Николаевна.  У Татьяны Николаевны три  дочери.  Приглашая ее на чай, я знала, что мы будем говорить о детях, о семье, о том, что составляет счастье обычной женщины. И все же, разливая чай, мне не терпелось узнать о ее отношении к тому, что зовется зеленым змием.

— Татьяна Николаевна, подозреваю, что не больно-то Вы жалуете алкоголь.

— Не жалую. Грешные мы,  торгующие им. Я всегда это говорю. Но с другой стороны,  среди наших покупателей  нет людей злоупотребляющих. Покупки, которые они у нас делают, всегда связаны с каким-нибудь торжеством.

— А давайте уже о приятном. Каково оно, быть матерью трех дочерей?

— Замечательно. Они у меня совсем-совсем взрослые. Лене – тридцать четыре, Вале – тридцать два, Кате – тридцать. У меня три взрослые дочери и шесть внуков. Самая старшая внучка Юля уже студентка вуза, учится железнодорожной специальности. Самому младшему из внуков – нет еще и двух. У старшей Лены – пятеро! И это такое счастье.

— Правду ли говорят, Татьяна Николаевна, что внуков любят больше, чем собственных детей?

— Это на самом деле так. Думаю, выйду на пенсию через год и буду заниматься внуками. Хочется им отдать больше, чем удалось дать дочкам.

— Но говорят, у вас с мужем  есть еще кое-кто, в ком вы души не чаете?

— Машенька, корова. Сколько помню себя хозяйкой, столько держу корову. Не могу от нее отказаться. Вот выйду на пенсию и буду со своими внуками и коровой. Не скрою, были разговоры о том, что теперь, когда выросли дети, можно бы уже и без коровы. Но не представляю себя без  своей Машеньки. Не представляю своего утра без нее. Выйдешь к ней спозаранку, дела переделаешь, приласкаешь ее,  поговоришь.  Летом душа тянется   на покос. Хочется взять в руки косу и косить, косить. Муж косит на мотоблоке, а я  в сторонке литовкой машусь и получаю от этого огромное удовольствие. Правда, в последние два года сено приходится покупать плюс к тому, что сами заготовили. Но зато у нас все свое – и молоко,  и сметана, и творог, и сыр. Когда Машенька наша в запуске, мы покупаем молоко в магазине, и я понимаю, как наша корова помогает нам экономить в нашем семейном бюджете. Да и вкус домашнего молока не сравнишь со вкусом покупного.

— Но ведь корову надо еще и пастушить. Да мало ли с ней забот?

— Машенька у нас на привязи. Коров не в каждой деревне уже пастушат, в Кезу и стада уже нет. В заботах о ней, нашей общей любимице, помогают уже  и внуки.

— Татьяна Николаевна, дочки всегда ближе к матери. У вас было так же?

— Наверно, да. Но они и с отцом были всегда близки, особенно средняя, Валя.

— А папа ваш кем работает?

— Он механизатор. Работает в ДСПМК. Зовут его Николай, и все мы в доме Николаевны.

— А Вы можете сказать, что были для своих дочек не только мамой, но и немного подругой?

—  Наверно, так и было.

 — Большое хозяйство никогда не было помехой для общения с ними?

— Куда я, туда и они, доченьки. В огород ли, к корове ли. А еще к курочкам, гусям. Но не только это. Я всегда старалась вникать в их девичьи увлечения. Помню, увлекались они макраме. Девчонки ходили на кружок, я училась у них. И мы вместе плели. Мы и читали вместе. Когда пришло время, и они начали изучать «Войну и мир», я вспомнила, что сама-то в школе отнеслась несерьезно к Толстому – прочитала  его лишь  по хрестоматии. «Самое время восполнить тот пробел!» — решила я и купила все тома «Войны и мира». Мы и вслух читали, и каждая про себя, но роман одолели.

—  Сейчас, когда дочери выросли, Вы узнаете в них свои собственные черты? Видите в них саму себя?

— Еще как вижу. Иногда смотришь и удивляешься: надо же, и мыслит по-твоему, и делает так же, как ты это делаешь.

— А дочки, они друг на друга похожи?

— Они разные. Больше схожести в характерах Лены и Кати. Валя – другая. Она у нас и профессию выбрала особенную, мужскую. Лена – инженер–строитель. Строит сейчас комбинат калийных удобрений в Березниках. Говорят, такая передача про стройку эту интересная была по каналу «Россия», но я не видела и очень жалею об этом.  Лена у нас — банковский работник, а Катя работает в «Мостресткондитере» мастером.

— У вас наверняка есть семейная традиция. Которая вас объединяет?

— Сенокос! А после его завершения – шашлыки.

— Теперь, когда вы остались в своем доме вдвоем, чем коротаете долгие зимние вечера?

— Как все родители, чей дом опустел… Но признаюсь, есть у нас с мужем  одно увлечение, которое захватывает нас не на один день и не на неделю. Бывает, месяц и даже больше мы посвящаем нашему любимому занятию. Мы с ним собираем пазлы – каждый год по одному.  Пазлы не те, маленькие, какие обычно покупают детям, а большие, с большим количеством фрагментов. У нас все стены уже увешаны этими картинами. А началось все с того, что младшая дочь привезла нам пазлы в подарок, когда еще училась в Сарапуле.

— Татьяна Николаевна, Вы считаете себя счастливой женщиной?

— Считаю. Конечно. я счастливая женщина. Пусть небогатая, но счастливая.

— Да разве Вы небогатая, Татьяна Николаевна? Ваше богатство – Ваши дочки и внуки.

— Вы правы. Это и впрямь богатство. С годами это начинаешь очень хорошо понимать.

Предыдущие записи этой рубрики

Оставить комментарий




Календарь записей

Ноябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Дек »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

Кез ВКонтакте