Понедельник, 25 Сентябрь, 2017

Поиск по сайту

Никогда не будет, никогда, звон здесь колокольный разноситься?

К юбилею Богородицкой церкви села Тортым.

Среди лесов приуральской тайги на северо-востоке Удмуртии находится село с малопонятным названием Тортым.  Первые жители появились в тех местах в середине XVIII века.  По преданию, это были выходцы из деревни Варни нынешнего  Дебесского  района.  Первоначально поселение было основано  на правом  берегу речки Замекшур.  Но через несколько лет жители снялись с того места,  перешли две  речки  (притоки реки Пыхта) и основали новое поселение на высоком холме.  Причиной перехода была непонятная болезнь, от которой начали умирать люди, «чоръяса кулизы» — говорили старожилы.
Примерно через 100 лет после основания  для жителей деревни Тортымской, а также других деревень и починков, расположенных в бассейне реки Пыхта, решался очень важный вопрос об открытии прихода.    В справочнике «Православные Храмы Удмуртии» читаем: «Приход в селе Тортым открыт по указу Св. Синода от 20 сентября 1861г. №3003. В его состав вошли селения, ранее входившие в приходы сел Юски, Полом и Дебесы…»  Далее идет перечисление 28 починков и двух деревень, вошедших в этот приход.  В архивных документах читаем: «Благочинный Протоиерей Иосиф Стефанов доносит, что при деревне Тортымской еще в 1860 году приготовлены три квартиры для духовенства и отдельный дом для Богослужения, с тем вместе крестьянин Меньшиков имеет в виду купить на свой счет другой свободный дом». Далее следует приказ: «Переместить из Юскинского села  младшего священника Михаила Лопатина в новооткрытое Тортымское». С 1862 по 1865 годы службы в новооткрытом приходе  проходили в молельном доме.
1865 году в селе  был построен первый деревянный храм.  Храмы такого же типа были в селах Медьма и Пужмезь  (кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств УР, старший научный сотрудник УдГУ  Е. Шумилов характеризует их как «типичный сельский деревянный храм позднего классицизма».    Из ведомости о Церкви села Тортым  читаем: «Зданием деревянная, на каменном фундаменте с таковою же колокольнею, покрыта железом, обшита тесом, окрашена белилами на масле, прочна.  Престол в ней один в честь Пресвятыя Богородицы Афонского Образа Ея, именуемая   « В скорбях и печалях Утешение». Освящена в 1866 году января 24». В справочнике-указателе «Православные Храмы Удмуртии» церковь именуется в честь иконы «Утоли моя печали».
В 1882 году при церкви открыта одноклассная смешанная церковноприходская школа. Законоучителем и управляющим в ней был священник Гавриил Ергин.    Учительницей была Екатерина   Анисимова, жена псаломщика Иосифа Анисимова, которая закончила  курсы в  Малмыжской женской гимназии. Вторым учителем был крестьянин  Федор Иванович Корепанов, окончивший курсы Балезинской второклассной школы. 1 ноября 1897 года открыта Воскресная школа для взрослых.
Через 45 лет после строительства деревянной церкви  у жителей прихода появилось желание и возможность построить новый каменный  храм.  Строительство началось в 1909 году, а в 1910  уже был поднят последний крест.  Службы начались в 1913 году, но внутренние отделочные работы продолжались до 1916 года. Храм был просторный и светлый, пол обогревался благодаря печи, которая была в подвале,  и сложной системе дымоходов, выложенных под полом и в стенах. Приезжая  вместе с родителями на службы из дальних деревень, дети садились на пол и отогревались  после зимней  дороги.  Храм был построен очень быстро. Можно предположить, что использовались средства не только прихожан. Для строительства храмов  был создан «Благотворительный Черновский комитет»   елабужского купца Чернова, который действовал до 1912 года, возможно, использовались эти средства. Всего на территории Удмуртии Чернов построил и украсил 21 храм, причем все в отдаленных удмуртских селениях.   Прихожане активно участвовали в   строительстве храма, поэтому и построен в столь короткие сроки.
а сегодняшний день пока нет документов, указывающих автора проекта храма, но на основании сравнений и изучения различных источников по строительству храмов на территории Удмуртии,  можно предположить, что это  Иван Аполлонович Чарушин – главный архитектор Вятской губернии с 1894 года, видный общественный деятель.  По его проектам было построено  около 500 зданий, все они оцениваются как очень значительные и высокохудожественные. В Удмуртии выявлено 53 проекта Ивана Аполлоновича  для храмов.  К сожалению, еще при жизни  архитектору пришлось увидеть разрушение своих творений. В наше время осуждается разрушение храмов в послереволюционное время, храмы восстанавливаются, строятся новые. А разве менее безнравственно наблюдать за разрушением и ничего не предпринимать? Храм в селе Тортым и через сто лет  поражает своей красотой и величием, это действительно высокохудожественное произведение зодчества.
о 1932 года два храма – старый и новый — стояли рядом. В 1932 году старое здание было перевезено за речку Тортымку,   в нем расположилась семилетняя школа. Здание  продолжало  служить людям до 80-х годов XX  века.
Сейчас   известны имена  многих священно- и церковнослужителей, в разное время служивших в приходе. В предреволюционные годы служили священником  Крылов, дьяконом Поздеев, псаломщиком Волков  — об их судьбах пока ничего не известно. Служил в тортымском приходе  отец Петр Леконцев, один из первых священников-удмуртов, о котором в книге Е.  Шумилова «Православная Удмуртия» написано: «Это один из лидеров национального церковного движения в Удмуртии. Он учился  на Вятских миссионерских курсах, затем служил диаконом и священником в селах Тортым, Муки-Какси, Новый Мултан, Чумой. В последнем селе и был арестован. Расстрелян несмотря на то, что был  «обновленцем» и агитировал за сотрудничество с советской властью».
Об отце Иоанне мы узнали из письма его дочери Натальи Ивановны, которая живет в Ижевске.  Иван Петрович Десницкий и его жена Анна Ивановна работали учителями в Тортымской школе. В 1932 году его попросили занять место настоятеля прихода,  в 1936 году церковь закрыли, а через год  отца Иоанна арестовали, осудили на 10 лет лагерей, погиб он 17 сентября 1938 года в Котласе во время лесного пожара. Отец Иоанн был реабилитирован в 1958 году.
Большинство церквей в нашем районе  были закрыты в середине  30-х.  Это установлено по воспоминаниям многих людей. Однако  в 1940 году в Кезский райисполком стали поступать  запросы о предоставлении документов о закрытии церквей.  В архивных документах имеются протоколы колхозных собраний, проведенных в 40-41  годах    в ближайших деревнях  и селе Тортым, с решением о закрытии тортымской церкви и передаче под «культурное учреждение».
…А страна уже вступила в самую кровопролитную войну.  По воспоминаниям старожилов, мужчины перед уходом на фронт заходили в храм, прощались с родной землей, просили, наверное, прощения,  укрепления  сил  и благословения. Был среди них и сын отца Иоанна  Петр Иванович Десницкий, который погиб в Новгородской области.   Имя  Петра Ивановича  читаем  в списке имен земляков, павших за Родину, у памятника во дворе храма, где когда-то служил его отец.
Сразу после закрытия добротное новое здание стали использовать как склад. Е. Шумилов пишет: «Значительно более гуманным и практичным было использование отобранных храмов в складских целях. Подавляющее большинство сельских церквей Удмуртии полностью или частично, долго или временно (особенно в годы Великой Отечественной войны) функционировало в качестве   отдаленного складского помещения  «Заготзерна».
60-е годы в притворе храма была установлена дизельная электростанция, которая  давала электроэнергию для села, колхозных мастерских и ферм до 1967 года. Однажды  там случился пожар, но пострадали только механизмы.  Храм не пострадал, хотя следы копоти остались.
Иконы долгое время  были свалены по углам, а потом как-то незаметно исчезли, как и в храме  села Верх — Лып. Кому и как они служат, неизвестно, может быть, хранятся еще у местных жителей, которые надеются, что когда-то восстановится  храм, а может быть,  уже далеко от наших мест вывезены более предприимчивыми людьми.
Самые тяжелые времена для храма наступили в середине 80-х  годов.  Была нанята бригада строителей из южных регионов нашей страны,  которым велели снять все кресты, решетки с окон и перестроить здание под клуб.  Е.Шумилов так пишет об этом явлении: « В местном фольклоре существует целый пласт поучительных историй о бедствиях, которые непременно обрушивались на этих несчастных в виде кары небесной за разрушение святынь».  Не стал исключением и храм села Тортым.    Первым сняли крест с колокольни, но рабочий-грузин упал, к счастью, остался жив,  сломал ногу. После этого   остальные рабочие категорически отказались снимать кресты.  Внутренний облик храма был обезображен до неузнаваемости, красивые кованые  решетки сданы  в металлолом. Жаль  людей, приложивших руку к такому неблагодарному делу.
таком виде здание храма в   90-х было возвращено епархии. Принял его новый настоятель — бывший учитель географии  с университетским образованием Сергей    Миронов, который повторил  путь отца  Иоанна: из школы – в храм. В 1993 году из города Кирова  в село приехал мастер-реставратор Валентин Васильевич Меньшиков, уроженец села. Вместе с отцом Сергием они  начали  восстанавливать храм. На это уходила вся учительская зарплата настоятеля. Жители района помогали своими средствами, но это были 90-е, сложные, годы.  Из-за малочисленности и бедности  населения прихода восстановление храма пришлось остановить. После закрытия   в селе школы  стало ясно, что и селу, и храму грозят забвение и разрушение.
Еще раз хочется обратиться к словам Е. Шумилова. Он пишет: «Из истории зодчества Удмуртии был вырублен пласт лучших и наиболее градостроительно значимых памятников. Они продолжают исчезать и сейчас. В ближайшее время, если не будет создана и приведена в действие мощная государственная программа консервации зданий  сельских церквей, большинство «черкогурт» неминуемо лишатся своих единственных произведений профессиональных зодчих». В нашем случае памятника лишится не только    Тортым, но и весь Кезский район, потому что других памятников такого рода у нас больше нет.  Сам факт его существования в наши дни является почти чудом.  Может быть, это рука помощи,  возможность современным поколениям людей  пересмотреть жизненные ценности и ориентиры.
Добровольную помощь селу и храму оказывают волонтеры Кузьминской школы нашего района.   Ребята заменили и покрасили изгородь вокруг Храма,  которую колхоз хотел сносить.  Летом делают уборку в храме, поэтому там нет ощущения полной заброшенности и запустения. В год своего 100-летнего юбилея  храм ждет помощи и внимания не только  детей-волонтеров, но и серьезных взрослых  людей.
Материал подготовили
В.  ЛОЖКИНА
и  Н. ХОХРЯКОВА
Фото Михаила Ложкина

Предыдущие записи этой рубрики

Оставить комментарий




Календарь записей

Февраль 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728  

Кез ВКонтакте