Пятница, 22 Сентябрь, 2017

Поиск по сайту

Первый вице-спикер Госдумы Александр Жуков: «Жизнь требует перемен»

Госдума VI созыва сильно преобразилась: правящая партия была вынуждена потесниться, дав больше пространства оппозиции

Новые условия потребовали новых решений — одним из таковых стал приход во фракцию «Единой России», на пост первого вице-спикера Госдумы бывшего вице-премьера правительства Александра Жукова. На него, как человека с 10-летним опытом «дикой» думской демократии 90-х годов, были возложены особые полномочия: добиться нормального функционирования парламента в новой, не самой удобной для власти конфигурации. О том, в чем его роль и чего ждать от новой Госдумы, Жуков сам рассказал в интервью «Комсомолке».

— Ваш приход вместе с Сергеем Нарышкиным (экс-глава администрации Президента РФ. — Ред.) в Госдуму по итогам выборов стал неожиданностью. Первый вопрос: почему вас решили послать в парламент?

В правительстве я проработал почти 8 лет, с марта 2004 года. Это долгий срок. Нельзя вечно сидеть на одном месте, жизнь требует перемен. Мне уже хотелось сменить род деятельности. И в правительство должны приходить новые люди.

Ну а парламент для меня как дом родной, я в этих стенах проработал 10 лет — с первой по четвертую Думу. Публичная политика, законотворческий процесс всегда были мне действительно по душе.

— Говорят, что после того как «Единая Россия» потеряла в Госдуме конституционное большинство, а оппозиция, наоборот, — упрочила свои позиции, в парламенте понадобился опытный переговорщик, который смог бы профессионально наладить межфракционные коммуникации. Вот вас для этого, мол, и привлекли…

— Я работал в Госдуме, когда оппозиция была не просто сильна, а даже имела коалиционное большинство. Но ведь именно в те годы были приняты основополагающие законы России, которые выстроили наше законодательство, соответствующее демократическому государству с рыночной экономикой. Нам удалось сделать это, несмотря на то, что и в первом созыве, и во втором, и в третьем у правительства не было большинства в парламенте. Хотя при том представительстве, которое было у коммунистов и либерал-демократов, некоторые экономические законы или, например, Гражданский кодекс, Налоговый кодекс было проводить весьма тяжело.

— То есть к тяжелой парламентерской работе вы готовы?

— Да. Работать можно при любой конфигурации парламента: во всех партиях есть трезвомыслящие люди, с которыми можно нормально договариваться. Сейчас у «Единой России» сохраняется большинство, но диалог с оппозицией, обсуждение между фракциями необходимы. При принятии законов обязательно нужно учитывать мнение меньшинства, нужно выслушивать все стороны, а не просто продавливать свои решения.

— Каковы же первые впечатления после возвращения в Госдуму: не слишком ли громко после спокойных правительственных заседаний? Например, думский скандал 27 января?

— (Смеется.) Для меня это все не в новинку. В самом деле жесткие споры в парламенте — это абсолютно нормально. Просто мы от этого немного отвыкли. И та дискуссия, которая разгорелась 27 января, — это цветочки по сравнению с тем, что было в Госдуме 90-х.

В парламентах всех цивилизованных стран высказываются различные мнения, кипят страсти. Это правильно. Все споры, обсуждения и должны проходить там, а не на улице. Госдума ведь для этого и существует.

— То есть Дума станет-таки местом для дискуссий?

— Конечно, когда одна из фракций имеет конституционное большинство, как это было в прошлом созыве, влияние других фракций заметно ослабевает и с ними меньше считаются. При нынешней конфигурации Думы взаимоотношения будут складываться по-другому. Большинство в Думе принадлежит «Единой России», но оппозиционные партии получили половину постов глав комитетов. А ведь именно от работы комитетов зависит законотворческий процесс в целом, они рассматривают и готовят заключения по профильным законам. Я уверен, что в этом созыве да вообще в парламенте должны постоянно проходить консультации как внутри фракции «Единая Россия», так и совместно с оппозицией. Только тогда работа может быть и публичной, и результативной.

Кстати, обсуждение проекта постановления 27 января показало, что в Госдуме можно приходить к общему решению не конфронтационным путем, а переговорным. Так что Госдума уже становится главным местом для дискуссий. Главное только, чтобы эти дискуссии, во-первых, оставались в рамках правил, во-вторых, не были бесплодными. Все-таки по их результатам должны появляться законы, это главная часть работы любого парламента.

— А вы готовы применять жесткие меры к нарушителям порядка в Госдуме? При Грызлове особенно рьяные крикуны неоднократно лишались слова…

— Существует парламентская этика. Она допускает дебаты, жесткие заявления, дискуссии, но предусматривает разумные и логичные ограничения: нельзя оскорблять оппонента, нельзя драться. За это нужно наказывать, безусловно. Лишить слова депутата за то, что он высказал альтернативное мнение, конечно, нельзя, но если он выходит за рамки приличия — к нему будут применяться санкции.

— Вернемся к «Единой России». По словам Станислава Говорухина, главы избирательного штаба Владимира Путина, премьер-министр сейчас несколько отстраняется от «Единой России». Вы этого не почувствовали?

— Я бы не стал давать такую оценку. Думаю, Владимир Владимирович просто хочет опереться на более широкую политическую поддержку, чем только лишь сторонники «Единой России». Ведь не случайно возник Общероссийский народный фронт. Это нормально, президент один и его выбирает вся страна. Его хоть и выдвигает партия, но чтобы победить, он должен заручиться как можно более широкой поддержкой. Другое дело — каждодневная работа, которая подразумевает взаимодействие с различными политическими силами. На кого ему опираться в Госдуме, как не на «Единую Россию»?

— Как вы относитесь к начавшейся либерализации политической системы России?

— На мой взгляд, это позитивные вещи. Каждому историческому моменту должны соответствовать определенные политические решения. На сегодняшний день многое, очевидно, назрело. Например, либерализация выборного законодательства. Мне кажется, сегодня это отражает настроение большинства людей, особенно среднего класса.

В середине 90-х годов — начале 2000-х люди заботились больше о том, как выжить, как наладить свое дело. Их в меньшей степени волновала политика. Сегодня, когда материальное положение заметно улучшилось, ситуация в стране стабилизировалась, многих начала волновать политика, участие в общественной жизни. Отсюда и митинговое движение.

Другое дело, меня немного удивляет, когда на один митинг выходят люди с диаметрально противоположными взглядами: либералы и коммунисты, левые радикалы и националисты — какая-то солянка. Это не позволяет митингующим объединиться на какой-то общей платформе.

Митинговая активность имеет, конечно, право на существование, но все-таки главной площадкой для дискуссий должен быть парламент, а не площадь.

Оппозиционные партии, прошедшие в Госдуму, делают ставку на работу в парламенте. Они заинтересованы в том, чтобы участвовать в законотворчестве, лоббировать собственные идеи, зачастую противоречащие правительственной точке зрения. Например, коммунисты подготовили альтернативный закон об образовании, а ЛДПР подготовила программу изменений, ужесточения Уголовного кодекса.

Опытные лидеры партий понимают опасность чрезмерной уличной демократии, опасность «цветных» революций, которые ни к чему хорошему не приводят. Думаю, они и дальше будут действовать в рамках закона, регулирующего цивилизованную политическую борьбу.

— Как показала практика последних месяцев, от российской политсистемы еще можно ждать сюрпризов. На ваш взгляд, что ждет нас в скором будущем?

— Сейчас все ждут президентских выборов. Это главное, что должно произойти в ближайшее время. Хочу особо отметить статьи Путина, вышедшие в последнее время. Особенно мне понравилась программная статья по экономической политике. Я практически полностью разделяю высказанные в ней идеи и поддерживаю тренд на изменение экономической политики.

Если Путин станет президентом, то думаю, что у нас уже в этом году появится очень много законодательных инициатив от правительства, которые будут направлены на реализацию этих идей.

— Частично ваша работа в правительстве была посвящена подготовке к Олимпиаде. Уходя из Кабинета министров, не жалко было расставаться с этой вотчиной?

— Ну как президент Олимпийского комитета я и дальше буду заниматься «большим спортом». В этом плане для меня никаких изменений не произошло. Вместе с Дмитрием Козаком мы буквально на прошлой неделе провели заседание оргкомитета по подготовке к Лондонской и Сочинской Олимпиадам.

— То есть в Сочи победим?

— Обязательно победим, а как же!

Источник: http://kp.ru/daily/25832.4/2806606/

Предыдущие записи этой рубрики

Оставить комментарий




Календарь записей

Февраль 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829  

Кез ВКонтакте