Воскресенье, 24 Сентябрь, 2017

Поиск по сайту

Человек, как дерево, силен корнями

ЛЮДМИЛА Григорьевна  Никитина родилась в июле 1920 года.  Ей столько же лет, сколько и Удмуртской Республике — 91 год. Мила. Всю жизнь  для всех она была Милой.  И  родилась, и жизнь прожила в  Александрово, в той части деревни,  которую в народе исстари называют Кузямувыром.  Здесь высоко на взгорье стоял ее родительский дом, в этом же доме она в одиночку растила своих троих детей, здесь же со своей семьей живет  и пять лет назад построил новый  двухэтажный дом ее сын Александр Вячеславович.
У Людмилы Григорьевны  11 внуков, 19 правнуков и одна пра-правнучка. «Баба Мила!  Поднимайся наверх,  поиграем»! – кричит звонкоголосая двухлетняя правнучка Лиза. И баба Мила подчиняется крохе  беспрекословно. От общения с  маленькой Лизой она получает настоящее удовольствие.
Детство самой Людмилы Григорьевны не было  столь безоблачным.  Жестокими были двадцатые, не слишком гуманными – тридцатые. По судьбам людей прошлись и те и эти годы.  В памяти  Людмилы Григорьевны  страшный мор, названия которого она не знала и не знает, но боль о нем хранит до сих пор. Ее младшие брат и сестра умерли  в ту эпидемию друг за другом,  в один день.
Ее детство – это тяжелый труд и редкие радости.  Самыми счастливыми, наверняка, были  семь  школьных лет.  Людмила Григорьевна  помнит еще,  как тайно от учителей они, одноклассники, бегали в неработающую уже церковь,  поднимались на такую высоту – страшно подумать. Помнит, как позже сбрасывали главный купол церкви. Купол раскололся, на сотни маленьких частичек  рассыпались  полные меда соты диких пчел.
После школы началась долгая тяжелая жизнь в колхозе.  Ее ногами исхожены все луга и поля, ближние и дальние. Вместе  со своими ровесницами она и пахала, и сеяла. В войну летом работала  в родной деревне, в колхозе.  Зимой – на лесоповале на станции Угловая.
— Очень тяжелая была жизнь. Не пожелаю такой никому.  Мы ни рассвета, ни заката не встречали дома.  Все работа,  работа, работа… —  вспоминает Людмила Григорьевна.
Но, видно, действительно, то, что нас не убивает, делает нас только сильнее.  Десятый десяток разменяла Людмила Григорьевна,  а держится молодцом. Что же, что же все-таки дает такую жизненную силу иному человеку? Может быть,  особое отношение к жизни?  Может, какая-то особенно крепкая конституция организма? Или  корни, очень  глубоко пущенные в землю? Может, корни? Может, держат они?
ГАЛИНА  ВИХАРЕВА

ЮДМИЛА Григорьевна  Никитина родилась в июле 1920 года.  Ей столько же лет, сколько и Удмуртской Республике — 91 год. Мила. Всю жизнь  для всех она была Милой.  И  родилась, и жизнь прожила в  Александрово, в той части деревни,  которую в народе исстари называют Кузямувыром.  Здесь высоко на взгорье стоял ее родительский дом, в этом же доме она в одиночку растила своих троих детей, здесь же со своей семьей живет  и пять лет назад построил новый  двухэтажный дом ее сын Александр Вячеславович.У Людмилы Григорьевны  11 внуков, 19 правнуков и одна пра-правнучка. «Баба Мила!  Поднимайся наверх,  поиграем»! – кричит звонкоголосая двухлетняя правнучка Лиза. И баба Мила подчиняется крохе  беспрекословно. От общения с  маленькой Лизой она получает настоящее удовольствие.Детство самой Людмилы Григорьевны не было  столь безоблачным.  Жестокими были двадцатые, не слишком гуманными – тридцатые. По судьбам людей прошлись и те и эти годы.  В памяти  Людмилы Григорьевны  страшный мор, названия которого она не знала и не знает, но боль о нем хранит до сих пор. Ее младшие брат и сестра умерли  в ту эпидемию друг за другом,  в один день.Ее детство – это тяжелый труд и редкие радости.  Самыми счастливыми, наверняка, были  семь  школьных лет.  Людмила Григорьевна  помнит еще,  как тайно от учителей они, одноклассники, бегали в неработающую уже церковь,  поднимались на такую высоту – страшно подумать. Помнит, как позже сбрасывали главный купол церкви. Купол раскололся, на сотни маленьких частичек  рассыпались  полные меда соты диких пчел.После школы началась долгая тяжелая жизнь в колхозе.  Ее ногами исхожены все луга и поля, ближние и дальние. Вместе  со своими ровесницами она и пахала, и сеяла. В войну летом работала  в родной деревне, в колхозе.  Зимой – на лесоповале на станции Угловая.- Очень тяжелая была жизнь. Не пожелаю такой никому.  Мы ни рассвета, ни заката не встречали дома.  Все работа,  работа, работа… —  вспоминает Людмила Григорьевна.Но, видно, действительно, то, что нас не убивает, делает нас только сильнее.  Десятый десяток разменяла Людмила Григорьевна,  а держится молодцом. Что же, что же все-таки дает такую жизненную силу иному человеку? Может быть,  особое отношение к жизни?  Может, какая-то особенно крепкая конституция организма? Или  корни, очень  глубоко пущенные в землю? Может, корни? Может, держат они?ГАЛИНА  ВИХАРЕВА

Предыдущие записи этой рубрики

Оставить комментарий




Календарь записей

Октябрь 2011
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен   Ноя »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Кез ВКонтакте